A+ A A-

Война за квадратные метры жилья

Война за жилые метрыДалеко не каждая супружеская пара, вступающая в семейную жизнь, сразу же уточняет вопрос о приобретаемом имуществе в период совместного проживания. А уж о заключении брачного контракта и не думает вообще. Понимание собственного легкомыслия приходит к ним при разрыве отношений, – страдают от последствий своей непредусмотрительности оба.

Отобрать и разделить

«Это же надо – пять лет сидела у меня на шее, а сейчас квартиру желает заиметь! Отобрать и разделить – да только почему? Официально ты ни рубля не заработала, а все имущество зарегистрировано на меня. Ничего у тебя не выйдет!» – пальцы Артема изобразили кукиш. Не найдя подходящих слов для ответа, его все еще законная жена Соня в досаде швырнула на пол блюдо, так старательно вытертое до этого...

Вторую неделю эта шумная и скандальная семейка лишала соседей покоя и отдыха. Совсем не старые и интеллигентные люди ругались, выясняя судьбу трехкомнатной квартиры, ставшей камнем преткновения. Потеряв остатки терпения, Соня предложила решить вопрос цивилизованным путем: оформить развод и, продав купленную в браке квартиру, разделить вырученные деньги.

Артем не был против расторжения брака,но по поводу продажи жилья отчаянно упирался. Почему и он должен себя обделять, если «трешка» куплена на средства, которые были выделены, по решению его же начальства, именно для улучшения условий проживания? У Сони ведь никогда и работы-то «нормальной» не было – репетиторство на дому, понятное дело, без заключения договоров.

Усугубляло затянувшееся противостояние еще и то, что переселяться было просто некуда. Другого жилья не было, а переезжать самостоятельным, взрослым людям к своим родителям не представлялось возможным? Нет, если война, так до победного конца!

Деньгами или долей?

В редкие моменты перемирий супруги, было, решили организовать продажу квартиры вдвоем, даже оформили развод без скандалов – благо, детей завести не успели, обошлись без судебных процедур и шумных разбирательств. Но длилось такое взаимопонимание недолго: однажды, Артем, послушав советы своих друзей, вдруг снова вспомнил о том, что именно он находил деньги на приобретение квартиры.

«И как мне теперь быть, не знаю, – растирала по щекам слезы Соня, находясь в кабинете специалиста по вопросам раздела имущества. – Понятно, я репетиторством зарабатывала, суммы небольшие были, но, в то время, когда мой бывший муж с долгами за квартиру рассчитывался, жили мы на мои заработки!».

«Ну что же, надобно, очевидно, иск для вас готовить, – вздохнул юрист, – отстаивать ваши законные права на приобретенное в браке имущество. Но до этого попробуйте еще раз с вашим бывшим супругом побеседовать, разъясните, что без особых проблем сможете отстоять свои права на «трешку» в суде. Действовать лучше заодно: намного выгоднее продать квартиру целиком и поделить вырученные деньги пополам, чем делить жилье на части и пытаться сбыть в виде отдельных долей. Потеряете при этом не менее тридцати процентов! Половина вырученных денег или половина жилья – разница будет весьма существенной».

Но Артем ничего не хотел слушать. Даже не выслушав до конца бывшую супругу, он с размаху хлопнул дверью перед ее носом. Очевидно, перспектива встречи в суде его не волновала…

Ход конем

Но, к большому своему удивлению Сони, бывший супруг не собирался примиряться с проигрышной ситуацией. Он тут же подал встречный иск в суд, требуя признания жилья лишь его собственностью, исключения квартиры из перечня совместного имущества, которое подлежит разделу. Заем, полученный Артемом на улучшение условий проживания, до сих пор не был выплачен, как выяснилось затем в суде.

«Недвижимость была приобретена, так же и в счет заемных средств, – солидно говорил юрист сохранявшего спокойствие бывшего супруга. – Заем был предоставлен Артему на службе, да и вся задолженность не была погашена, пока они были семьей. До настоящего времени мой клиент выплачивает взносы по задолженности, а супруга, теперь уже бывшая, не имеет никакого отношения ни к деньгам, ни к квартире тем более».

Этот замысловатый ход, несомненно, смутил суд – действительно, заем брал муж, еще находясь в браке, и сумма полностью не погашена. Дополнительно выясняется, что эта история с займом получилась не очень красивая: с той его работы, которая дала возможность взять кредит, Артем уже уволился, сроки платежей неоднократно нарушал. К бывшей супруге за возмещением части долга никто не обращался – понятно ведь они разведены, а Артем деньги выплатил полностью, так как их взыскали по решению суда.

Логика защиты бывшего мужа была понятной: кто платил – тому и квартира. Суд принял это во внимание, признав «трешку» собственностью Артема. Ответные доводы адвоката Сони суд не удовлетворил, а выигравший Артем злорадствовал, представляя, как он выставит надоевшую бывшую жену из дома.

Тебе – половину и мне – половину

Соня решила стоять на своем решении до конца, ведь все равно отступать ей было некуда. Артем откровенно выживал ее из дома: срывал домашние уроки, нарочито громко кричал в телефон или врубал телевизор на полную громкость, затевал скандалы на ровном месте. 
«Я пыталась решить все миром, найти как-то общий язык с тобой, – устало ответила Соня на угрозы бывшего супруга выбросить ее из квартиры с помощью судебных приставов. – Но раз ты не хочешь по-хорошему, пусть будет по-твоему, по-плохому. Еще не раз пожалеешь...».
Тянуть с обжалованием судебного решения не стоило, да и адвокат Сони уговаривал не унывать. Скорее наоборот: рвался в новую схватку, доказывая, что на этот раз не растеряется, что дело будет выиграно. На следующем судебном заседании защитник акцентировал то, что общее у супругов не только то, что приобретенное в браке, но и совместно принадлежат долги.

«И почему же она не платила, не помогала мне тянуть этот долг? – закипал от злости Артем, даже не желая допустить мысль, что бывшая супруга имеет право претендовать на квартиру, оформленную на него. – Жили, понимаешь ли, на ее гроши – да я бы спокойно без ее денег обошелся!».

К огромному возмущению Артема, в этот раз суд признал права бывшей супруги на половину жилища. «Ничего, ты попомнишь еще меня!» – пригрозил проигравший ответчик после возвращения в признанную общей квартиру. И вновь резко закрыл перед ней дверь своей комнаты, тем самым дав понять, что точку в противостоянии ставить рано.

Долг платежом красен.

Почти два месяца бывшие супруги жили, будто в разных вселенных, делили одну квартиру и демонстративно не замечали друг друга, не обращаясь даже к важным вопросам о судьбе жилья. Артем ходил с загадочным видом, и Соне было понятно, что им затевается очередная хитрость, новый ход в затянувшейся игре.

Так и получилось, однажды вечером Артем положил перед бывшей женой какой-то документ, предложив «соседке»... выплатить половину долга за жилье! «Предположим, долги – общие, квартира – общая, – усмехнулся он. – Получается, тебе необходимо выплатить эту немалую сумму, долг, как говорится, платежом красен. Не изыщешь деньги – я подам в суд, дорогу туда хорошо запомнил!».

Собрать такую огромную сумму за довольно небольшой срок у Сони не получилось, и на этот раз ей пришлось стать ответчиком о взыскании средств в пользу истца. Упускать долю в «трешке», ее единственном существенном имуществе, очень не хотелось. Но бывший супруг формально прав - плати часть займа, или проваливай на улицу...

Деньги Соня все же отыскала, хотя и с трудом, набрав немало долгов и устроившись на две работы. Сейчас бывшие супруги по-прежнему проживают в одной квартире. Уставшая от подобного соседства, Соня думает продать свою долю. Она ищет возможности найти выход из ситуации преимущественного права приобретения, надеясь подселить к бывшему мужу посторонних людей. И уже неважно, что она потеряет в деньгах, ведь в войне за квартиру все средства хороши.